Category: литература

ирония, опыт

(no subject)

Мне нынче сорок лет, я сделался округл
в районе живота и задницы, увы,
а этот глупый спор – спор про овал и угол
всё так же до сих пор нейдёт из головы.
Не знаете про спор? О’кей, спросите гугл.

Нелепая возня двумерных реалистов –
по плоскости возить усталый карандаш.
Пространственных фигур объёмных и ребристых
им непонятен мир. Мне непонятен ваш.
Жизнь в плоскость запихать – желание садистов.

Трёхмерная спираль – взмах сабли печенега,
И Мёбиуса лист – любая полоса.
А плоскость для меня – лишь поле для разбега,
тип взлётной полосы для старта в небеса,
туда, откуда нам в лицо бросают снегом,
туда, куда зовут ночные голоса.
фотографии, фото

Кризис среднего возраста

От всего, что творится в семье и в мире,
в переулке каждом, в любой квартире,
ото всех изменений в душе и в теле
ощущение крошек в постели.

От того, что стареют мои знакомцы,
от того, что ноябрь и не видно солнца,
а зима не идёт, не метут метели –
ощущение крошек в постели.

Этот мир суров – носорожья кожа
И ему со мной неуютно тоже,
да и хрен бы с ним, только в самом деле –
ощущение крошек в постели.

Моралист мне скажет, взглянув уныло,
что крошить в постели не надо было,
что, давай, мол, встань, простыню встряхни-ка,
взбей подушку, проветри, достигни пика,

подмети, соберись, наведи порядок,
всё, что надо, разгладь, избегая складок.
Я рукой махну, просыпаться мне ли?
Ощущение крошек в постели…


26.11.18 – 05.05.19
ирония, опыт

"Дом странных детей"

Прочитал книгу "Дом странных детей". Фамилию автора не запомнил. В принципе, всё самое интересное рассказано в аннотации. После прочтения сама собой возникает мысль: "Что это я только что прочитал?". Вплоть до последней страницы не оставляет надежда, что действия героев и антигероев будут хоть чем-то объяснены, но нет.

У этой книги, судя по отзывам в сети, есть несколько продолжений и экранизация. Позвольте выразить моё глубокое недоумение по этому поводу.
ирония, опыт

О, дивный новый мир

Стал ощутимо меньше читать. Надо делать какие-то пометки о прочитанном. Вот, прочёл "О, дивный новый мир" Хаксли.

Как говорится, "он пугает, а мне не страшно". То есть, по сравнению с имеющимися тенденциями, дивный новый мир, предлагаемый Хаксли не так уж страшен. По крайней мере, 99,99..9900 процентов его обитателей счастливы. Другой вопрос, что моим ценностям в том мире места нет. Ну так им и в этом мире особо никто не рад. Что касается героев, то, "нормальных нет". Сопереживать некому, кроме, разве что Ленайны.
ирония, опыт

Умер Аркадий Ратнер

ratner

Аркадий Ратнер умер. Всё равно улыбаюсь, когда думаю про него. Удивительный человек -- вечно немного нелепый, слегка неуместный, резко отличающийся от всех прочих благополучных и состоявшихся. Хотя, что такое "состоявшийся"? Аркадий несомненно состоялся как замечательный поэт и организатор поэзии в Питере. Просто время ему попалось, в котором поэзия обесценилась, либо монетизировалась. А для него -- ни то, ни другое. И он жил, как будто поэзия -- главное в жизни. А теперь -- не живёт.

Когда я его видел в последний раз? Наверное, на похоронах мамы. Он и там читал стихи.
ирония, опыт

Борьба с экстремизмом по-Люблински

Оригинал взят у olesya_smesnyh в Борьба с экстремизмом по-Люблински
Вот бесплатное "газедко":

Оно лежит кучкой в подъезде, по желанию жителей выполняя функцию "подстелить газетку". Но я беру почти всегда: там есть, на что посмотреть.
Вот как сейчас.
Перед вами - космической важности заметка: О БОРЬБЕ С ЭКСТРЕМИЗМОМ... В ШКОЛЬНЫХ БИБЛИОТЕКАХ РАЙОНА!


            Из заметки следует, что районная (вернее, межрайонная) прокуратура, борясь с экстремизмом, не нашла ничего лучше, как искать его истоки в школьных библиотеках. Действительно, а где ж еще?
            Да не в самих библиотеках, а в бумажках, которые школа копипастит из разных мест в уму непостижимых размерах, - они называются "локальные нормативные акты". К ним относится Положение о структурном подразделении (библиотеке), - нечто вроде должностной инструкции, но не отдельного работника, а подразделения. Там обычно записывают функции, которые выполняет библиотека, ее задачи, права и ответственность.
            В тексте этого Положения пишут, к примеру, такие слова:
      "Для реализации основных задач библиотека:
а) формирует фонд библиотечно-информационных ресурсов школы:
• комплектует универсальный фонд учебными, художественными, научными, справочными, педагогическими и научно-популярными документами на традиционных и нетрадиционных носителях информации;
• пополняет фонд информационными ресурсами сети Интернет; ..."
           
В общем, документ просто утверждает, что библиотека - это библиотека, а не столовая, и чаю вам тут не подадут. Да и не читает его никто.
            Окромя прокурорских. Прочли - и возмутились: нет ничего про запрет экстремистской литературы! И не сверяет никто с заветами правительства на этот счет! Ах!
            Вот и принесли подчиненные прокурору добычу: материала аж... на три протеста! И кое-что еще. Что-то мне говорит, что к приходу прокурорских ни одна школа не переписывала положения о своих библиотеках, да и вряд ли заглядывала в них (если не была предупреждена насчет проверки, но эта услуга не бесплатная). А если проверяли ВСЕ школы "поднадзорной территории", то почему протестов только три? (Уверяю вас, не до грибов сейчас директорам московских школ: их скоро переназначать всех будут! Им готовиться надо! Какие, к лешему, библиотеки?!!). Ну и как, по-вашему, остальные школы вышли из затруднительного положения? (Я даже версий не буду приводить, вы и так знаете).

          Дело даже не в упомянутых выше положениях. Дело в том, что в заметке не написано, что прокурорские искали запрещенную властями литературу, гранаты под партами, экстремистские ленточки или что-то там еще. Не трудились они. Пришли - взяли - ушли. Вот и вся работа. Да, еще заметку написали. Соответствующую. В соответствующем печатном органе. Таком же.

ирония, опыт

35 уже 10 дней :)

Мужчине время от времени надо куда-то взять и свалить. Куда-то в сторону листопада, туда, где речная нить вся извивается, гнётся, бьётся в глинистых берегах. Туда, где правды не остаётся, кроме той, что в ногах. Ах! Ах, да, конечно, есть обязательства – дом, работа, семья. Есть обещания, обстоятельства, есть расписания. Однако, всё это рушится к чёрту, когда он глядит вокруг, и понимает, тридцать четвёртый год начинает круг.

Мужчине надо время от времени вспомнить, чем пахнет путь. Он пахнет спиленными деревьями, потом и болью чуть, в кружке железной случайным чаем, заваренным впопыхах и разливающейся печалью в охристых облаках. Ах! Ах, нет, поверьте, таким предательством себя он не запятнал. Он возвращается к обстоятельствам, как на родной вокзал. С подошвы вытрет скользкую глину, поправит галстук, и вот уже завершился наполовину тридцать четвёртый год.

Мужчина знает, что юность кончена, можно не догонять. Куртка его росою промочена, холодно, твою мать. Холодно, мокро, обидно, муторно, всё на своих местах. Скользкий асфальт, вдалеке полуторка, зонтик в его руках. Ах! Ах, кто сказал бы ему, идущему к станции, словно в плен, возле окна электрички ждущему сказочных перемен, что это время, не время мёртвых, нам глядящих в лицо. Всё очень просто – тридцать четвёртый год замкнулся в кольцо
ирония, опыт

Юра Колотов прислал

Процитирую письмо от моего давнего друга Юры Колотова, живущего ныне в Израиле:

Яков Нисонович Рохлин родился, кажется в 22м году. Учился-воевал-работал... И писал стихи. В стол и для друзей.
Collapse )