valevst (valevst) wrote,
valevst
valevst

9 сентября

Машина встала в очередной ремонт, потому уже третий, видимо, год не попал на встречу Алькора в Заходском. Скоро люди будут думать, что я существую только внутри сети.

Вместо этого поехал на кладбище (на электричке) - 9 сентября день смерти деда. 7 сентября - день рождения.

Дед умер 33 года назад, я не застал его. С раннего детства дед был для меня столбиком под двумя берёзами, потом небольшим гранитным обелиском. Потом на обелиске появилось ещё и имя бабушки. Я стал листать семейные альбомы, спрашивал понемногу. Дед родился в 1905 году в крестьянской семье. Тогда слово "многодетный", видимо не употреблялось - других крестьянских семей и не было. Бабушка, после смерти деда сделала альбом с его фотографиями. Первая из них датирована примерно 1918 годом. Нет, вру, альбом начинается с двух картинок. Рукой бабушки подписано "Его отец и мать". Стало быть прадед мой. Тимофей Евстафьев. И прабабка. А как её звали? Забыл. Бабушкину маму звали Пелагея Ильинична, а дедовскую. Надо спросить у мамы, она, наверное, помнит. Я не знаю об отце моего деда ничего, кроме лица, имени, сословия. Прабабка моя, дедова мама умерла в блокаду. Еды не было, а у бабушки трое детей. Прабабка отказывалась от еды. Где она похоронена, конечно, никто не знает. Пискарёвка? Парк Победы? Внешне я похож на прадеда.

Когда моя жена смотрела на фотографии деда, она сказала, что дед был в молодости удивительно красив. Я как-то не задумывался об этом. Дед был очень невысокого, по нынешним меркам, роста. У него с юности были очень больные вены на ногах. От этого он в итоге и умер - тромб закупорил артерию, питавшую кишечник. Дед умер на операционнном столе, врачи уже ничего сделать не могли. Они говорили, что последние недели жизни ему должно было быть жутко больно. Никто дома об этом не знал. Дед умер в 69 лет стариком. Его старшему сыну сейчас 81. Времена изменились - 69 по нашему времени не возраст.

Впрочем, что говорить о смерти. Жизнь того поколения была, по сравнению с нашей, была совсем не мёдом. "За этою спиною две революции и три войны" - ну да, это про них. Ну, к революции дед особого отношения не имел. Вдруг в его документах наткнулся - член ВКП(б) с ... (не помню... 1932, может?) по 1934 год. Почему так? Поинтересовался. Деда, как члена партии вызвали в партком, сказали, поедешь в деревню, бороться за сельское хозяйство (кто тут историк, что там делали партейные в 1934 году с сельским хозяйством? полагаю, то же, что и всегда). Дед сказал: "у меня двое детей, жена учится - не поеду". Тогда партбилет на стол. Дед партбилет положил, развернулся и ушёл. Напоминаю, простите, не прописью, на дворе 1934 год. 1934!!! И с тех пор в партии не был. Ему обошлось. Они быстро сменили несколько мест жительства, в итоге оказались в том самом доме на Мойке, который многие мои друзья ещё помнят. Только не в той квартире, где вы, дорогие мои, бывали, а тремя этажами выше, в огромной коммуналке. А в 1941, в начале, переехали уже туда, в 25-ю. Нашей семьи вообще не коснулась вся эта жуткая машина репрессий. Хотя, думаю, ждали...

Дед был годен к нестроевой. Опять сравниваю с нашим временем. С его диагнозами в наше время человек получает инвалидность. Дед провёл почти 7 лет на фронте. Призвали его зимой 1939 года. Бабушка с тремя детьми осталась в Ленинграде. Младшей дочери полгода. Бабушка завуч школы. Спроецируйте на наше время. С финской войны фотография, подпись "Зима 1940 г. Мустамяки" - Горьковское по-нашему. Проезжая эту станцию всегда вспоминаю деда. Ему там 34 года. Сейчас так выглядят пятидесятилетние. Не в смысле дряхлости - дед бодр, улыбается, видно с хорошим настроением снимался, а в смысле... как бы это сказать... прожитого. Я не буду выглядеть так через пять лет. К этому возрасту у него родилось 5 детей. Двое умерло, трое выжило. Арифметика... Конечно, дед не воевал в "полноценном" смысле этого слова. Всё-таки, напомню, по нашему времени - инвалидность. Но по тем временам в интенданство годился. Читаю я про интендантов в войну - как сыр в масле, ордена медали в первую голову... Да нет, вроде, по деду не скажешь, видно разные интенданты были. Медали, правда есть, но у бабушки и больше, и позначительней. Не говоря уже о старшем их сыне. Дед закончил войну в Вене.

Соседка рассказывала, "дядя Петя добрый был, любил, когда гостей много, угощать любил, детй любил". После войны стал выпивать. Иногда много. Иногда очень много. Шёл по набережной, пел "Шумел камыш". Курил. В детстве мне от деда остались сигаретницы в виде домиков. Сложный какой-то механизм настольный. Туда папиросы закладывались, а потом, нажатием на кнопочку, по одной выкатывались. И ещё пульверизатор для бритья. Вернее, для одеколона. Дед умер за 4 года до моего рождения, пульверизатор я нашёл, видимо, года в 3-4. Значит прошло 7-8 лет. Я никогда не видел деда, но, поскольку у меня хорошая память на запахи, узнал бы его одеколон и сейчас. Странно.

Что связывало деда и бабушку? У деда почти нет образования, из крестьян, работает всю жизнь подсобным рабочим, выпивает. Бабушка образована, дочь сельского фельдшера, работает учителем, потом завучем школы, супераккуратна, пунктуальна, строга. Они прожили вместе почти пятьдесят лет. Минус вся Вторая мировая... Если это, конечно, минус.

Дед не носил перчаток. Новые перчатки в тот же день забывал в магазине, в любой мороз ходил с голыми руками. Что я ещё знаю о нём? Почти ничего... Мне говорили, я похож на него. Наверное. Полагаю, эпизод с партбилетом мог бы быть и в моей жизни. Наверное, я потом бы жалел, наверное, ругал бы себя, как, думаю, и дед делал, но мне знакомо это чувство, когда партбилет на стол? Да подавитесь! И за мамой своей я такие поступки знаю, и за дядьями. А судя по лицу прадеда, это у нас вообще фамильное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment